Примож Якопин
Пьер Стринати
Пещерная фауна и не только


 
в 1988 г., Владимир Посыпай*

 
Кто вы, Пьер Стринати?
 
          Я родился в Женеве 31 октября 1928 года. Я получил начальное и среднее образование в двух частных школах в кантоне Женева: сначала в Ecole Privat, а затем в Ecole Internationale. По их окончании в 1948 году я получил диплом «Maturité Fédérale». В том же году я начал учиться в Женевском университете на трех факультетах: экономических и социальных наук, права и естественных наук. Годы обучения привели к получению «Diplôme de Hautes Etudes Commerciales» в 1952 г. и «Licence ès Sciences Naturelles» в 1960 г. Позже я приступил к написанию диссертации «Пещерная фауна Швейцарии» и в 1965 г. получил докторскую степень в Тулузском университете. Этот университет, благодаря своей близости к Laboratoire souterrain de Moulis (Подземной лаборатории Мулис), был в то время ведущим мировым центром в области биоспелеологии.
          Работая в коммерческих предприятиях, основанных моим отцом, я также проводил зоологические исследования в пещерах по всему миру. Я посетил сто стран, исследовал пещеры в 70 из них, посетил более 1000 пещер и открыл 300 новых видов животных, из которых около шестидесяти были названы в мою честь (роды или виды).


 
Speleomantes strinatii, западно-средиземноморская пещерная саламандра без легких, фото Бенни Трапп, Викисклад

 
Что вы можете сказать о своих родителях?
 
          Мой отец Джозеф Стринати родился в 1883 году в Италии, в местности Барди (провинция Парма). Он эмигрировал в Швейцарию, поселился в Женеве и получил швейцарское гражданство. Он умер в 1952 году. Моя мать Жанна, в девичестве Кокио, родилась в Женеве в 1904 году и всю жизнь прожила в Швейцарии. Она умерла в 2001 году.
 
Оказали ли на вас влияние бабушка и дедушка?
 
          Я знал свою бабушку по материнской линии, Леонору Либеру Кокио. Она родилась в 1883 году и умерла в 1973 году. Она жила в семейном доме и в детстве заботилась обо мне, когда мои родители путешествовали. Другие мои бабушка и дедушка умерли до моего рождения.


 
Пьер в молодости с матерью у входа в пещеру, из рисунка Владимира Посыпая, 2022 г., по фотографии из коллекции Пьера Стринати.

 
Когда вы обнаружили в себе любовь к авантюрам? Спелеология, биология, путешествия?
 
          С детства меня привлекали географические открытия и наука, особенно астрономия и зоология. Я читал много приключенческих книг, книг об исследованиях, а также научную фантастику. Я также был очень увлечен журналами комиксов, которые публикуют такие истории. Меня особенно привлекало исследование Солнечной системы. В то время я был менее увлечен подземным миром, потому что, кроме «Путешествия к центру Земли» Жюля Верна и рассказов Норбера Кастере, работ на французском языке на эту тему не было. Были работы Мартеля, правда, но они были недоступны молодому человеку моего возраста. Когда я начал учиться в университете, я отказался от астрономии в пользу естественных наук, потому что я был способным, но не слишком силён в математике.
 
Ваша докторская диссертация «Пещерная фауна Швейцарии», написанная в 1966 г., имеет очень широкий размах по сравнению с узкоспециализированными исследованиями сегодняшнего дня. Как проходила работа над диссертацией?
 
          Свою первую пещеру я исследовал в 1949 году. С того первого визита я собирал беспозвоночных и летучих мышей и никогда не переставал этим заниматься. Через несколько лет я собрал животных из десятков швейцарских пещер и опубликовал некоторые предварительные данные из этой работы. С другой стороны, я уже открыл новые виды, описанные и опубликованные несколькими специалистами. После того, как я получил степень в области естественных наук в 1960 году, мой друг Вилли Эллен, будущий директор Женевского музея, предложил мне продолжить мои исследования в направлении докторской степени. С профессиональной точки зрения мне это было не нужно, так как я занимался коммерческой деятельностью. Но получение докторской степени требовало от меня более глубокого изучения материала, чем от простого любителя, и могло помочь мне в моих дальнейших исследованиях, которые проводились на всех континентах.


 
Модель Pseudoblothrus strinatii в Женевском музее естественной истории, фото Рама, Викисклад

 
Какую пещеру вы посетили первой? Когда и по какому поводу?
 
          Первой пещерой, которую я посетил, была Грот-де-Межевет в департаменте Верхняя Савойя, Франция. Это всего в двадцати километров от Женевы. На летних курсах Международной школы, которые были подготовкой к экзаменам на получение аттестата зрелости (федеральный стандарт школьного образования в Швейцарии), учитель географии рассказал нам о пещерах и Швейцарском обществе спелеологов. Многие из нас были очень увлечены его рассказами, и, поскольку профессор Альберт Кароцци был членом этого общества, многие из нас после сдачи экзамена захотели приобщиться к практической спелеологии. Первая возможность представилась в Гроте де Межеветт; это было 20 марта 1949 года.


 
Grotte des Demoiselles, Франция, 2 ноября 1971 г., фото Пьер Стринати

 
Что привлекло вас к биоспелеологии?
 
          Именно здесь встретились исследование пещер и мой огромный интерес к биологии. В моем случае это в основном зоология, но я также изучал пещерную флору.
 
Конкуренция в биологии в наши дни жесткая и неумолимая, для нового вида животных люди готовы сделать почти все, не говоря уже о семействе животных. И ваши достижения в этой области более чем примечательны. Не могли бы вы рассказать об этом подробнее?
 
          За время моих исследований по всему миру я обнаружил более 300 новых таксонов (родов или видов) и около шестидесяти были названы в мою честь. Раньше открывать новые виды животных было проще, потому что за пределами Европы и США еще не были исследованы большие регионы. В настоящее время во всем мире ведутся биологические исследования пещер, но благодаря новым методам исследования обнаруживаются новые криптические виды, близкие к уже известным видам.


 
По дороге в районе Ипоранга, Бразилия, 1968 год, с Клодом Шассаном и Мишелем Ле Бре, фото Пьер Стринати

 
В свой 90-й день рождения вы совершили 1626-й визит под землей. Какие ощущения вы испытали? Как выглядит ваш дневник посещения пещер?
 
          В каждый визит пещеры я заполняю специальную форму посещения. Затем заношу в блокнот такие данные, как температура, список собранной фауны и т.д. Я посетил Grotte aux Fées de Vallorbe в день моего 90-летия с некоторым волнением, хотя эту пещеру я посещал уже много раз. Первый раз это было в 1950 году.
 
Вы присутствовали на последнем Всемирном спелеологическом конгрессе в этом (2022) году, где были удостоены особым вниманием, как единственный участник, присутствовавший также на первом конгрессе в 1953 году. Есть ли отличия между двумя конгрессами?
 
          (улыбается) Главным отличием был дресс-код. В 1953 году мы все были в галстуках, белых рубашках, костюмах и черных туфлях, тогда как сейчас, особенно американцы, были в футболках, джинсах и кроссовках.


 
Пьер Стринати сфотографирован во время 18-го конгресса Международного союза спелеологов, Ле-Бурже-дю-Лак (Франция), июль 2022 года, фото Патрика Дериаза. На фотографии, проецируемой на экран, изображены Пьер Стринати и его товарищи, собравшиеся по случаю 1-го международного конгресса, который проходил в Париже в 1953 году. Слева направо: Моник Шолле, Пьер Стринати, Андре А. Гробе, Шарль-Анри Рот., Морис Одета (фото Галери, коллекция Пьера Стринати). Щелчок по фотографии показывает ее в полном разрешении.

 
Вы посетили много пещер с Вилли Эллен. Как вы с ним познакомились и что можете о нем сказать?
 
          Мы впервые встретились в поезде, направлявшемся в Валлорб. В то время он был ассистентом в Институте зоологии Невшательского университета. Это было 28 января 1950 года. А сдружились мы во время экскурсии в Grotte aux Fées de Vallorbe, уже упомянутую пещеру.
          Вместе с товарищами из Женевского университета я организовал междисциплинарную учебную поездку в Марокко и спросил Вилли, не хочет ли он присоединиться, его опыт в области зоологии и спелеологии был бы большим преимуществом. Вилли сразу же согласился, и наша совместная экспедиция состоялась в августе и сентябре 1950 года.
          Его знания и опыт были действительно значимы. Он был всего на два года старше меня, но приобрел большие познания в полевых исследованиях во время годичного пребывания в Камеруне (1946 - 1947) в условиях, несравнимых с сегодняшними: путешествие в Камерун на лодке, путешествие пешком или на лошадях, караваны носильщиков, припасы охотой, приемы у деревенских старост...
          Экспедиция в Марокко, начавшаяся как ознакомительное путешествие в романтическом духе фильма Свидание в июле, увенчалась успехом. Проводились этнографические изучения, исследовались пещеры, собирались и изучались многие пещерные животные, часто новые для науки. Научное сотрудничество Вилли и меня, которое родилось в Марокко, продолжалось много лет, и мы остались хорошими друзьями до его преждевременной смерти. Он умер от современной чумы, о которой не догадывался много лет, пока не стало слишком поздно.


 
Вилли Эллен в Рули-Пули Лох, Вале, Швейцария, 8 декабря 1957 г., фото Пьер Стринати

 
Вместе с Вилли Элленом вы также совершили Спелеологическое кругосветное путешествие в 1977 году. Как возникла эта инициатива и довольны ли вы результатами?
 
          Подробный отчет о путешествии можно найти в книге с таким же названием, опубликованной Швейцарским спелеологическим обществом в 2009 году. Я уверен, что вы можете извлечь пусть краткое, но интересное изложение событий.


 


Спелеологическое кругосветное путешествие. Краткое изложение от автора статьи

          По словам Клода Шабера, признанного члена парижского спелеоклуба, это путешествие было беспрецедентным и в то время казалось как заря, вспышка, открытие к неведомому (Chabert, предисловие к книге) в мире спелеологии.
          Научное сотрудничество между Элленом и Стринатием, направленное на исследование пещер и сбор подземной фауны, имело место в основном в Швейцарии и Западной Европе. Но надежда на важные открытия заставляла их отправляться в дальние разведывательные поездки: в Габон и Конго (1957 г.), Тунис (1967 г.), Шри-Ланку (1970 г.) и Кению (1975 г.). В 1976 году они отметили, что очень мало данных о пещерной фауне Новой Каледонии, обширного острова, богатого известняком. Путешествие должно было состояться в ближайшее время, весной 1977 г., но поскольку Эллен, как директор Женевского музея, не мог отсутствовать на своем посту более месяца, это определило продолжительность поездки. Поскольку экспедиция на другой конец света потребовала бы пересечения нескольких других интересных карстовых областей, идея кругосветного спелеотуризма пришла совершенно естественно, сама собой.
          Они вылетели из Женевы 21 марта и после остановок в Цюрихе, Бостоне, Чикаго и Луисвилле прибыли в Пещерный город, недалеко от самой длинной пещеры в мире, Мамонтовой пещере в штате Кентукки. Их принял Джеймс Куинлан, гидрогеолог пещеры. После обязательного «Исторического тура» по Мамонтовой пещере в первый день, помощник Куинлана Джордж Вуд взял их на экскурсию в две нетуристические пещеры, пещеру Грейс-Уотер и пещеру Хенсли. Две пещеры примечательны: первая — богатством фауны, а вторая — захватывающей игрой света у входа. Во второй день Стринати и Эллен собрали обильный зоологический материал. На следующее утро, 24 марта, перед отъездом на Таити они посетили небольшую пещеру Оникс. Далее их маршрут проходил через Луисвилл, Мемфис и Лос-Анджелес.


 
Муреа, остров художников, вид с побережья Таити, 1977, фото Пьер Стринати

          По пути к основному пункту назначения, Новой Каледонии, Стринати и Эллен выбрали остановки, которые давали возможность для некоторых дополнительных открытий пещерной фауны: Соединенные Штаты, острова Фиджи и Филиппины. Но были и другие остановки, необходимые для пересадки на больших расстояниях, например, по пути из Калифорнии на Фиджи. Здесь было две возможности, и для европейцев магия Таити была, безусловно, сильнее, чем магия Гавайев. Тем более, что на Таити также есть пещера, которую посещал живописец Гоген. В целом Таити не так богат лавовыми пещерами, как Канарские острова, Гавайи, Самоа или Маврикий.
          Днем 25 марта, в первый день на Таити, они посетили грот Мараа, расположенный в 25 километрах от Папеэте. Пещера представляет собой большое подземное пресноводное озеро, в котором купались Поль Гоген и его жена Теха'амана. По описанию Гогена, озеро должно быть большим — ему понадобился час, чтобы переплыть на другой берег. Плыть пришлось довольно медленно, ведь длина пещеры всего 50 метров. У Стринати и Эллена не было рядом представительниц прекрасного пола, чтобы произвести на них впечатление, поэтому они переход через озеро пропустили. Но поблизости они обнаружили еще одну небольшую пещеру со входом, скрытым обильной растительностью и небольшим водопадом, которую они назвали Мараа II.
          Второй день на Таити был посвящен классической экскурсии по острову, с зоологическим уклоном: знакомству с природными средами острова, сбору мелких рептилий и изучению фауны почвы. Третий день был не совсем спелеологическим, спелеологи решили посетить Пао-Пао, или залив Капитана Кука на соседнем острове Муреа. Это недалеко, всего 7 минут полета на самолете Twin Otter). Залив заслуживает звания «самый красивый в Полинезии». Также Стринати и Эллен поднялись и на Бельведер, холм над заливом.

          28 марта они вышли в Нанди на остров Вити-Леву, самый большой в архипелаге Фиджи, с остановкой в Паго-Паго на острове Тутуила, крупнейшим в Американском Самоа. Эта остановка стала очень приятным сюрпризом. Вместо неприятной кондиционированной и мрачной транзитной зоны у них была возможность насладиться прогулкой на природе вокруг аэропорта. Вопреки всем ожиданиям, остановка оказалась слишком короткой. Им удалось провести некоторые зоологические наблюдения и вспомнить первые полеты в 1950-их годах. Самолеты тогда были медленными, остановки были долгие и частые. Но не было ограничений по безопасности, и два зоолога могли гулять по лугам или лесам возле взлетно-посадочных полос. Многочисленные публикации их предшественников, профессоров Поля Реми и Бруно Конде, свидетельствуют о том, что за время таких остановок они даже могли внести свой вклад в зоологическую науку.
          Вскоре после взлета на Фиджи Стринати и Эллен пересекли линию перемены дат и приземлились в Нанди в 10:40, через три с половиной часа после отлета с Таити, но не сегодня, а уже на следующий день.
          Несмотря на то, что данных о пещерах и пещерной фауне на островах Фиджи было очень мало, уже во время подготовки к путешествию стало ясно, что пещера Вайлотуа лучше всего подходит для этой цели. Вайлотуа оказалась самой длинной (1500 м) и самой большой из пещер архипелага, к тому же она находится менее чем в 100 км от столицы Сувы на острове, где они высадились. На следующий день, 30 марта, было запланировано посещение пещеры, включая перелеты в Наусори и обратно (один час в каждую сторону). Однако времени на изучение было мало. В Наусори их ждал Джек Чизлетт, американский спелеолог. Втроем они ехали в пещеру, 70 км на машине по довольно плохим дорогам в гористой местности по направлению к центру острова. Ближе к полудню они вошли в пещеру в сопровождении местного гида. Это была сложная сеть с несколькими входами и несколькими уровнями, частично пересекаемая потоком воды. В первой части пещеры обитают летучие мыши и живущие в пещерах птицы, стрижи. Внутренняя часть пещеры заполнена коричневатыми натёками, их красоту усиливает очень высокая влажность. Помимо фауны в самых глубоких частях пещеры биоспелеологи собрали также образцы гуано. Позже эти образцы были проверены в лаборатории Женевского музея на наличие специфических беспозвоночных, отличия которых не видны невооруженным глазом. Ловушки в этом путешествии не использовались, поскольку не было возможности собирать их через несколько дней или даже недель. Третий, и последний день, на острове был посвящен осмотру пещер на юге, в районе города Сигатока, где также были обнаружены пещеры. К сожалению, общедоступная информация была слишком расплывчатой, и, несмотря на все усилия, они не смогли найти ни одну из них.

          1 апреля они, наконец, вылетели в Нумеа на юго-западном побережье Гранд-Терре, главного острова Новой Каледонии, и самой важной цели своего путешествия. Остаток дня после прибытия в 9:35 ушёл на заселение в гостиницу и организацию экскурсий. Они решили исследовать почти все известные пещеры на главном острове, на котором есть лишь несколько участков известняка, и пещеры на острове Иль-де-Пен, образованные из геологически более молодого кораллового известняка. В распоряжении исследователей было еще семь дней в этой части света.
          В первый день они посетили две пещеры на Гранд-Терре, Грот д'Уа-Уэ и самую большую и самую важную пещеру на острове, Гроты д'Адио. Первая пещера представляла собой небольшую яму, ведущую к нескольким одинаково маленьким комнатам. Без помощи таксиста господина Ленфанта, который нанял местных молодых людей, путешественникам не удалось бы самостоятельно обнаружить пещеру, расположенную на крутом склоне и густо заросшем лесу, в 150 км к северо-западу от Нумеа. Гроты д'Адио представляют собой обширную и сложную сеть. Они обнаружили несколько входов и решили сначала исследовать действующую галерею, очень влажную и богатую подземной фауной. На выходе они хотели продолжить путь по сухой верхней галерее, однако водитель такси поторопил их, напомнив, что они в 240 км от Нумеа и что пора возвращаться обратно. К сожалению, шанс лучше изучить эту пещеру был упущен. День прошел без еды, поэтому мужчинам пришлось задержаться в Ла Фоа на обед, так что возвращение в Нумеа было опять довольно поздним.


 
Вилли Эллен в пещере Уа-Уэ, Новая Каледония, 1977 год, фото Пьер Стринати

          На второй день господин Ленфант был занят, и спелеологи решили посетить четыре известные пещеры на соседнем острове, Île-des-Pins (Остров сосен). Но оказалось, что этот остров - излюбленное место воскресных прогулок нумейцев, и все места в нескольких самолетах, соединяющих два острова, были забронированы на несколько недель вперед. Получился еще один день без пещеры. Отдых!
          Третий, четвертый и пятый день были посвящены Гротам де Кумак на северо-западе острова, в 370 км от Нумеа. Добраться туда можно было только по воздуху, так что после остановки в Муэо они прибыли на месте только в 13:25. В 16:00 они добрались до самой известной пещеры, второй по длине пещеры острова. Как и в случае с пещерами Адио, плана пещеры не было, поэтому они посетили несколько небольших полутемных гротов, прежде чем им удалось найти вход в главную пещеру. Далее следовала большая и длинная галерея, заканчивающаяся сифоном. На следующий день они снова поехали в эту пещеру, чтобы провести фото и видеосъемку. На следующее утро у них был запланирован обратный рейс, а вся вторая половина дня была посвящена подготовке к поездке на остров Пайнс.
          На шестой день в программе было посещение четырех пещер на острове Île-des-Pins: Grotte d'Ouatchia, Grotte d'Oumagne, Grotte d'Ouindea и Grotte de la troisième. Из-за расписания самолетов время в пещере было ограничено всего 8 часами. В аэропорту был только один автобус, являвшийся собственностью отеля "Relais Kanuméra". Впоследствии оказалось, что это было единственное транспортное средство на острове. К радости спелеологов, менеджеры отеля, швейцарцы мадам и мсье Перрушо, решили предоставить автобус и водителя в распоряжение двух исследователей. Грот д'Уачиа был богат фауной, Грот д'Умань великолепен, потому что это прямой туннель, пересекаемый потоком, Грот д'Уиндеа представляет собой обширную шахту с озером и очень красивыми конкрециями на дне, а в Гроте де ла труазьем главный зал полностью затоплен. Это был день, который запомнился.
          Седьмой, последний день был посвящен пещере Туауру на восточном побережье Гранд-Тер. Это небольшой грот примерно в 20 метрах от моря. Его потолок украшен красивыми конкрециями и пронизан корнями баньяновых деревьев.

          Следующей остановкой в их путешествии стал Филиппинский архипелаг. Чтобы добраться туда, у них снова было два возможных пути — через Новую Зеландию или Австралию. Остановка должна была быть короткой, и было возможно только посещение туристических пещер, без каких-либо собственных биоспелеологических исследований. Это была корнелиевская дилемма, потому что в каждой из этих двух стран есть пещеры мирового значения: Пещеры светлячков Вайтомо и Пещеры Дженолан, протяженностью 40 км. Расписания авиакомпаний давали Австралии явное преимущество.
потому что в каждой из этих двух стран есть пещеры мирового значения: Пещеры светлячков Вайтомо и Пещеры Дженолан, протяженностью 40 км. Расписания авиакомпаний давали Австралии явное преимущество.
          Воспользовавшись дополнительной разницей во времени, путешествуя на запад, им удалось вылететь из Нумеа в Сидней и добраться до Хэмптона в Голубых горах на арендованной машине в тот же день, 9 апреля. Пещеры Дженолан - сложная серия пещер, некоторые из которых - туристические. Пещера Гранд-Арк вместе с Le Mas d'Azil во Франции и Grotta di San Giovanni на Сардинии является одной из трех пещер в мире, которые служат дорожными тоннелями. Это был долгий пеший поход в компании гидов Чифли Тура.


 
Пещеры Дженолан, Австралия, 1977 год, фото Пьер Стринати

          После Новой Каледонии, Филиппины были второй по значимости остановкой в их путешествии. В то время пещерная фауна архипелага с 7000 островов и вдвое меньшим количеством известных пещер (3100 в 2022 г.) еще не была хорошо известна. В дополнение к нескольким литературным источникам, в том числе книге Эжена Симона Voyage De M. E. Simon Aux Iles Philippines (1892), важным источником был разведывательный визит Пьера Стринати, который он совершил в 1975 году. Его тогдашний проводник Руди Лопес пообещал собрать больше информации о пещерах на острове Лусон, поскольку из-за ограниченного времени они заранее понимали, что поедут именно туда. Вечером 11 апреля они высадились в Маниле, где они остались на три однодневных экскурсии на восток, юг и север от города.
          Первый день был посвящен Куэва-Санта, небольшой пещере на юге, в Национальном парке Кесон, в самом узком месте острова. Стринати уже посещал пещеру в 1975 году и принесло отличные результаты исследования. К пещере они добрались довольно быстро, по тропинке в пышных джунглях. После нескольких часов сбора пещерной фауны, они решили взобраться на вершину массива. Путь наверх занял менее часа, однако панорама открылась поистине великолепная - вид на два моря: Южно-Китайское море на западе и Филиппинское море на востоке. Исследователи планировали задержаться ненадолго, но надвигающийся шторм заставил их вернуться. В отличие от подъема, спуск затянулся, так что на путешественников обрушился ливень, а путь стал скользким и опасным. Спелеологи сбавили скорость и, когда подошли к машине, буря закончилась так же неожиданно и быстро, как и началась. В Манилу они вернулись при ярком солнечном свете.
          На второй день они посетили «Хрустальную пещеру» возле Багио, в 250 км к северу. Они выехали в 5:30 утра и и достигли города ближе к полудню. Город называют «летней столицей» Филиппин, потому что он расположен на высоте 1500 метров над уровнем моря и славится приятно прохладным климатом. Пещера, куда держали путь исследователи, не была хорошо известна, и потребовалось некоторое время, чтобы найти ее. Их ждало большое разочарование. Это был просто тоннель с отверстиями с обеих сторон, через который в определенное время года проходил небольшой ручеек. Из-за сильных воздушных потоков нет ничего менее благоприятного для пещерной фауны, чем прямая пещера с двумя входами.
          Но несмотря на этом, их ждал чрезвычайно приятный сюрприз. Местные дети обнаружили «бездонную яму» на вершине близлежащего холма, куда Эллен и Стринати нашли проход с очень крутым уклоном. К счастью, у них с собой была веревка, и они смогли спуститься к глубокой части впадины, где собрали любопытную фауну. Возвращение в Манилу снова было очень поздним.
          Третий день был также последним днем спелеологии данного путешествия, у Эллен и Стринати были запланированы две пещеры, обе уже изученные ранее Эженом Симоном: пещера Антиполо и пещера Сан-Матео. Первая располагалась, по словам Симона, в 5 км к северу от Антиполо (сегодня это пригород Манилы). Единственная пещера в этом районе была обнаружена совсем недавно, во время строительства дороги (теперь она называется Мистическая пещера, прим. авт.). Была ли это пещера Симона или нет, однако собранная фауна была интересной и богатой. Тем не менее, до второй пещеры оставалось не так много времени. Пещера Сан-Матео находится, по словам Симона, "в нескольких километрах от деревни Монтальбан, на правом берегу узкого и лесистого ущелья". Действительно, она находилась недалеко от первой пещеры, всего в 35 км, но путь лежал по второстепенным дорогам и добираться туда пришлось около полутора часов. Там их ждала не одна пещера, как полагали путешественники, а несколько разных пещерных сетей. Самая привлекательная пещера находилась на вершине стены, куда было очень трудно подняться, но монтальбанцы рассказали Стринати и Эллену о замечательном явлении: в сумерках из этой пещеры выходят огромные стаи летучих мышей, а также об очень важной пещере, расположенной по ту сторону потока. В сопровождении Руди Лопеса они пересекли бурные воды, прыгая со скалы на скалу. У входа в пещеру они встретили туземцев из близлежащей деревни, которые, похоже, попали туда не ради экскурсии. Пещерная фауна была многочисленна, но Эллен и Стринати не смогли проникнуть глубже в пещеру. Сумерки в тропиках наступают всегда очень рано, поэтому они кинулись фотографировать полет летучих мышей. Это было необыкновенное и незабываемое явление (все ущелье теперь является частью Заповедного ландшафта Памитинана, прим. авт.).


 
Вилли Эллен и Руди Лопес пересекают реку ночью, ущелья Монтальбана, 1977 год, фото Пьер Стринати

          Поездка в Европу была достаточно насыщенной: подробный досмотр багажа в Маниле, остановка в Бангкоке, остановка в Бомбее, ремонт двигателя, остановка в Афинах, остановка в Цюрихе, прибытие в Женеву ближе к полуночи, в субботу 16 апреля 1977 г. Температура была всего 3°С.

Короче говоря, удивительное путешествие, которое случается раз в жизни. Описание будоражит воображение. Сразу же в голову приходят грандиозные планы, как если бы, например, золотая рыбка попросила вас выбрать пять экзотических подземных направлений для вашего кругосветного спелеотуризма. Какой будет ответ? Автор, увлекающийся пещерной фотографией, тоже ездил бы на запад и без колебаний выбрал:

  1. Гран-Каверна-де-Санто-Томас на Кубе,
  2. пещеры Руруту во Французской Полинезии,
  3. Пуэрто-Принцеса на Филиппинах,
  4. Крем Лиат Прах в Индии и
  5. Соф Омар в Эфиопии.


 
Ваша книга Путеводитель по пещерам Западной Европы (написанная в соавторстве с Вилли Элленом в 1975 г.) несколько раз переиздавалась на родине, а также была переведена на немецкий, итальянский, испанский и японский языки. Как у вас появилась идея этой книги и в чем заключались основные трудности?
 
          Руководство издательства Delachaux & Nestlé, где мой друг Вилли Эллен был в то время научным консультантом, спросило его мнение о моей диссертации Пещерная фауна Швейцарии, поскольку они думали опубликовать её. Издатель не знал, что книга уже была издана Национальным центром научных исследований (CNRS) в 1966 году. Тогда издательство предложило нам написать в соавторстве (Стринати и Эллен) книгу о пещерах Швейцарии. Позднее ареал расширили до франкоязычной части Европы (Франция и Бельгия), а позднее и на всю Западную Европу. Первоначально издатель не планировал включать в книгу материалы о Восточной Европе, однако мы с Вилли Эллен смогли настоять на нашем мнении и добиться того, чтобы в книге был раздел про Словению, так как именно эта страна - родина спелеологии и биоспелеологии, а вместе с ним и про Югославию.
          Издания на иностранных языках позже были согласованы непосредственно с Delachaux & Niestlé.
 
Я встречал только одного человека, столь успешногого в спелеологии, колеоптеролога Эгона Претнера из Постойны. Вы, случайно, с ним не встречались?
 
          Я очень хорошо знал Эгона Претнера. Он был моим другом. Впервые я познакомился с ним в Малограйской яме (Планинской яме) в 1955 году, куда мы отправились собирать протеев. В моей книге «Grottes et Paysages de l’Atlas au Taurus» на фото 43 изображен Эгон Претнер, пытающийся поймать протея, к сожалению фото сзади, и из-за этого его не узнать.


 
Эгон Претнер в Планинской яме, из рисунка Владимира Посыпая, 2022 г. Претнер (1896 - 1982) также вел дневник всех своих посещений пещер, с 1933 по 1981 год. Он посетил 1607 различных пещер в Словении и странах Западных Балкан (всего 3627 посещений), опубликовал 58 статей, на словенском, сербохорватском, немецком, итальянском и английском, открыл 124 новых вида, подвида и рода пещерной фауны. 38 из них он публиковал сам, 26 были названы в его честь.

 
Какие моменты в вашей карьере спелеолога были самыми плодотворными, а какие самыми сложными?
 
          Я присоединился к Швейцарскому обществу спелеологов в 1949 году и исследовал в основном пещеры в Швейцарии и соседней Франции, однако жажда приключений побудила меня расширить свои исследования. С группой товарищей, увлекающихся спелеологией и этнографией, я организовал экспедицию в Марокко в августе и сентябре 1950 года. Естественно, мы посетили множество пещер и собрали подземную фауну, но мы также провели этнографические исследования и записали местную музыку. Была исследована великолепная пещера с красивым подземным озером (Grotte de Ras el Oued), и это одно из моих самых ярких воспоминаний. Пещера изображена на фото 12 в моей ранее цитированной книге. С двумя товарищами мы впоследствии снова посетили эту замечательную пещеру в 1979 году.
 
Ваше внимание привлекли замки Людвига II в Баварии, такая красота, такая возвышенная элегантность, и трагическая судьба короля. Каков был ваш опыт приближения к месту с фотографической точки зрения? Было ли это увлекательным приключением, либо же, наоборот, тяжелой работой?
 
          В 1961 году я планировал принять участие в 3-м Международном конгрессе спелеологов, который проходил под Веной. По дороге в столицу Австрии, я решил сделать петлю, чтобы посетить удивительный замок, расположенный в южной части Германии. Я знал о существовании этого места благодаря фотографиям, на которых было изображено здание, окруженное башнями, словно это был замок из моих детских сказок. Я также слышал его название - Нойшванштайн, но больше я ничего о нем не знал - ни причину его создания, ни историю этого места.
          Во время экскурсии с гидомя узнал, что замок был построен совсем недавно, в 19 веке, и что он был построен по указу короля Баварии Людвига II. Я также узнал, что два других замка были построены при том же правителе.
          В день моего визита переменчивая сентябрьская погода выявила два совершенно разных аспекта замка: китч на солнце, когда проявлялись цвета, но фантастический и таинственный во время тумана и дождей. Очарованный «фантастическим искусством» Нойшванштайна, я быстро пришел к идее провести крупную фотосъемку замков Людвига II.
          Чтобы передать меняющуюся атмосферу в моих снимках, была только одна возможность - снимать замки в разные сезоны. Это было сделано во время дюжины поездок и при самых разных погодных условиях: туман, дождь, снег, при свете молнии и даже на солнце, но с использованием инфракрасной пленки.
          Когда у меня набралось довольно большое количество фотографий, и будучи в то время неизвестным фотографом, я отправился представлять свой книжный проект руководству швейцарского издательства "Guilde du Livre". Проект был незамедлительно принят, однако мне пришлось сделать еще несколько поездок в Баварию, чтобы провести некоторую дополнительную работу.
          Со своей стороны, издатель попросил известного франкоговорящего швейцарского писателя Жака Маркантона написать текст. Книга под названием Волшебные замки Людовика II (Les Châteaux Magiques de Louis II) была опубликована в 1963 году.
          Несколько лет спустя, когда книга, принятая издательством "La Guilde du Livre", вышла из печати, другой издатель, Бернар Лету, опубликовал фотоальбом на ту же тему. Его название - Замки в Баварии (Châteaux en Bavière). Альбом был опубликован в 1983 году.
          Я с большим удовольствием совершил эти многочисленные поездки в Баварию. В то время там не было таких огромных толп посетителей, как в наши дни.


 
Замок Нойшванштайн, 1962 г., фото Пьер Стринати

 
Вы много путешествовали. Не могли бы вы рассказать больше об этом аспекте своей жизни?
 
          Я никогда не был в обычной туристической поездке. С другой стороны, я много путешествовал по Швейцарии в силу своей профессиональной деятельности. Все остальные мои путешествия так или иначе были связаны с наукой (зоологией, спелеологией, ботаникой, астрономией). Со спелеологической точки зрения я исследовал или посетил более 1000 пещер в 70 странах мира. С ботанической точки зрения я совершил поездку в Алжир в 1951 г. С астрономической точки зрения я наблюдал три полных солнечных затмения: в 1949 г. на Гран-Канарии, в 1951 г. в северной Италии на борту самолета Swissair и в 1973 г. в Мавритании. В 1965 году я принял участие в учебной поездке, организованной «Пари Матч» на объекты НАСА. В 1971 году я был свидетелем запуска лунной ракеты «Аполлон-14» во Флориде. В 1998 и 2003 годах я совершал погружения на борту исследовательской подводной лодки «Atlantis Deep Explorer» в акваторию острова Большой Кайман.
 
Я слышал, что однажды вам довелось путешествовать на самолете Concorde. Когда и где это было?
 
          На самом деле я совершил перелет Лондон-Вашингтон на Конкорде 14 декабря 1976 года. Мне было поручено Конкорде 14 декабря 1976 года. Мне было поручено изучить пещерную фауну Карлсбадских пещер и других пещер в штате Нью-Мексико. Я воспользовался возможностью, чтобы отправиться в Америку на этом сверхзвуковом самолете. Это был незабываемый опыт: во время полета самолет достиг скорости Мах 2,04.


 
Конкорд, 1986 год, фото Эдуарда Мармета, Викисклад

 
Каковы были обстоятельства вашей записи "Ambiance Sonore De La Forêt Africaine" ("Саундскейп африканского леса") в 1957 году?
 
          Из моих первых экспедиций я также брал с собой фотоаппараты и звукозаписывающие устройства. Во время моей поездки в Габон в 1956 году у меня была возможность сделать интересные звуковые записи, среди них танцы коренных народов и крики или звуки животных: жаб, летучих мышей, птиц, в частности видов Melichneutes robustus. Они участвуют в странном воздушном параде, смысл которого остается загадкой. Птица поднимается над землей на 200 метров, затем спиралевидно опускается. Во время этого быстрого падения воздух, проходящий через хвостовые перья, издает звук сирены.
 
Есть ли место в мире, куда вы всегда хотели бы вернуться?
 
          Я бы с удовольствием вернулся в Марокко в район Таза, место моей первой заграничной экспедиции в 1950 году. Такую поездку, запланированную на 2020 год, к сожалению, так и не удалось осуществить из-за пандемии.


 
Автопортрет Пьера Стринати с моделью, Женева, 1970-е годы

 
Когда вас привлекла фотография? Какой была ваша первая камера?
 
          Я заинтересовался фотографией уже в зрелом возрасте. В 1949 году, во время подготовки экспедиции в Марокко, я купил фотоаппарат Rolleicord III. Я никогда не обучался фотографии профессионально. Я самоучка.
 
Какие у вас самые удачные фотографии пещер?
 
          Пещерные ню. Действительно, это единственные фотографии, ради которых я ходил в пещеры только с идеей сделать фотографии. Никаких исследований, никакого сбора дикой природы; только фотоснимки. Часто меня сопровождали ассистенты, которые управляли вспышками и помогали моделям при передвижении в подземелье.


 
Ню в проходе пещеры Сен-Мартен, 13 октября 1980 г., фото Пьер Стринати

 
Когда вы впервые заинтересовались фотографией обнаженной натуры? При каких обстоятельствах?
 
          Когда я начал фотографировать свои ретро-автомобили в экспрессионистском стиле, на них можно было разглядеть только холодные металлические формы. Чтобы немного смягчить этот мир металла и стекла, мне пришла в голову идея совместить его с лицами и телами женщин.
 
Когда и по какому поводу вы познакомились с Сержем Назарьевым?
 
          Когда издатель Бернар Лету решил опубликовать книгу, содержащую сделанные мной снимки в стиле ню, он был обеспокоен тем, что мои фотографии могут не понравиться каждому читателю, поскольку далеко не всех людей привлекают пещеры. Тогда Бернар Лету подумал о том, что хорошей идеей будет издать книгу, в которой будут изданы работы двух фотографов: Сержа Назарьева, который делал снимки в стиле ню в морской тематике, и мои. Тогда я и познакомился с Сержем Назарьевым.


 
Ню под водой, бассейн дома Стринати, Колони, 1980-е, фото Пьер Стринати

 
Ваши заслуги в "9th art" (комиксы) велики. Как вы к этому пришли?
 
          С момента публикации «Journal de Mickey» в 1934 году я увлекся комиксами. В детстве я читал много приключенческих и фэнтезийных романов, но отдавал предпочтение комиксам. Надо сказать, что в период 1934-1940 годов французские иллюстрированные книги, которые можно было найти в Швейцарии, содержали по большей части перевод комиксов, изданных в США. Однако в США комиксы предназначались не для детей, а для всей семьи. Поэтому рассказы были более «взрослыми», чем французские комиксы. Все эти приключенческие, авиационные или научно-фантастические комиксы оказали большое влияние на мой вкус к науке и открытиям. В 1960-х годах, сотрудничая с французским научно-фантастическим журналом «Fiction», мне пришла в голову идея опубликовать в июльском номере 1961 года статью под названием «Комиксы и научная фантастика. Золотой век во Франции, 1934-1940». Вскоре после публикации этой статьи в журнал поступило большое количество писем от восторженных читателей с требованием снова опубликовать эти комиксы из их юности. Журнал «Fiction» служил посредником для всех этих ностальгирующих читателей, и это спонтанное движение породило «Club des Bandes Dessinées» («Клуб комиксов») и движение под названием «Bédéphilie», основателем которого сегодня считают меня.
 
Книга «Конго» Кристиана Перриссина и Тома Тирабоско произвела на вас большое впечатление. Почему?
 
          Прежде всего, Том Тирабоско — мой друг. Затем «Конго» — это текст из важной книги, очень хорошо иллюстрированной Тирабоско. Наконец, красивые иллюстрации также превосходно передают атмосферу лесов Конго и Габона, которые я так хорошо знаю.
 
Каково было в те годы путешествовать по Центральной Африке? Сегодня такое путешествие, несомненно, было бы гораздо более сложным, если не сказать опасным?
 
          В конце Второй мировой войны, во время моих первых поездок в Центральную Африку, несомненно, ситуация с безопасностью была намного лучше, чем сейчас. С другой стороны, путешествие было намного медленнее и сложнее. Учитывая небольшую дальность полета самолетов, рейсы были разбиты на многочисленные остановки. Поломки и аварии были, к сожалению, не редкостью. Из-за относительной нехватки автомобильных дорог, путешествия в менее развитых районах часто совершались пешком, верхом или через озера, ручьи и реки.
          Большим преимуществом этих поездок было то, что эти регионы были еще мало исследованы, что сделало возможными интересные открытия в разных областях естествознания, особенно в спелеологии.

 


 
Красный довоенный кабриолет на южном пляже или, почему бы и нет, на пляже Lac Léman; рисунок Владимира Посыпая, 2022

Также известно, что в определенный период своей жизни вы коллекционировали эксклюзивные спортивные автомобили, такие как Mercedes-Benz 500 K "Vanvooren", 1934 г. или Alfa Romeo 8C - 2900 (кузов S10 SS) от 1940. Как началась ваша страсть к коллекционированию?
 
          С подросткового возраста я рассматривал автомобили как произведения искусства, скульптуры. А после Второй мировой войны многие спортивные автомобили с нестандартными кузовами еще довоенного времени продавались по смешным ценам.
          Так я смог купить несколько таких автомобилей, которые мне понравились внешне. Но чтобы не собирать автомобили, которые кажутся спортивными, но на самом деле таковыми не являются, я решил коллекционировать только марки, которые принимали участие в известных гонках, таких как 24 часа Ле-Мана, Милле Милья или Тарга Флорио.

Список автомобилей, принадлежавших Пьеру Стринати около 50 лет назад:



 
Модель на красной Alfa Romeo, 1970-е, фото Пьер Стринати

 
А как насчет сердечных дел? Ваша любовная жизнь? Ваша семейная жизнь?
 
          Я оставался холостым, потому что хотел сохранить свою независимость во всех моих разнообразных делах.
 
Наконец, три немного разных вопроса. Какие ваши любимые фильмы?
 
          Мои любимые фильмы следующие (список дан в хронологическом порядке, а не в порядке моих предпочтений):

 


 
Джозеф Коттен и Дженнифер Джонс в фильме «Дуэль на солнце», 1946 г., автор неизвестен, Викисклад. По словам Стринати: Помимо замечательного использования цвета, другой большой достопримечательностью фильма является великая чувственность Дженнифер Джонс.

 
Сложно оценивать лучшие фильмы. Не могли бы вы составить краткий список из трех в порядке ваших предпочтений?

  1. Приключения Робин Гуда
  2. Голубой ангел
  3. Дуэль под солнцем

Какая ваша любимая музыка?
 
          Моя любимая мелодия называется «Amapola»Маковый цветок» по-испански). Это старая классика латиноамериканской музыки, адаптированная Эннио Морриконе и несколько раз прозвучавшая в фильме «Однажды в Америке».
 
Какой ваш любимый цвет и почему?
 
          Мой любимый цвет - зеленый. Цвет флоры, цвет великих тропических лесов.


 
Тропический лес в штате Чьяпас, Мексика, фото Бере фон Австбург, Викисклад

 
Что бы вы сделали в своей жизни по-другому, если бы прожили ее снова?
 
          Ничего.


 


Другие версии:


*Портрет Пьера Стринати — рисунок Владимира Посыпая, 2022 г., по фотографии Вилли Эллена и Пьера Стринати, сделанный с разрешения автора фотографии, Патрика Дериаза. Снято во время столетия французской спелеологии в Мийо, 1988 г.

 




 

  Евгений Сакулин - Женя любит спелеологию и путешествия, январь 2022 г.     Роберто Антонини, высокогорный спелеолог, апрель 2023  
 



Эта страница сделана Приможем Якопином - Клоком, членом Люблянского общества для исследования пещер (DZRJL), который также имеет авторские права. Фотографии и рисунки либо взяты из свободно доступных источников (Викисклад), либо опубликованы с согласия авторов. Отправляйте запросы, и комментарии на адрес primoz jakopin arnes si (вставите точки и собаку в соответствующие места).
Работа над портретом Пьера Стринати началась 28 октября 2021 г., страница (на французском языке) была запущена 2 февраля 2022 года. Ричард Форстер внес большой вклад в создание этой работы, Патрик Дериаз участвовал с двумя ценными фотографиями и другими способами. Страница переведена на русский язык автором в октябре 2022 г. Последнее исправление: 10 апреля 2023 г. Текст отредактировала Наталья Сакулина.

URL: https://www.jakopin.net/portraits/Pierre_Strinati/PS_index_ru.php
    337